суббота, 31 октября 2015 г.

Об утрате и любви.

Сегодня не стало собаки. 11 лет абсолютно бескорыстной любви подарила она нам. И я вспомнила боль, с которой и началась ее история.
Боль утраты от смерти нашей первой собаки, спаниеля Фильки, который прожил с нами около 12 лет. Мы горевали всей семьей, плакали, говорили что все, никаких собак и больше вообще никого и никогда. Было так больно и грустно. Родители мои выхаживали уже почти парализованного Фильку  - уже плохо державшуюся голову мы клали на бортик лотка, больше похожего на пластиковый квадратный таз - так он не съезжал и голову мог держать на бортике. Трудно было его кормить - он уже почти не управлял головой, эту голову из стороны в сторону мотало без опоры. Это, видимо, последствия инсульта. И скорее всего был еще один инсульт, после которого он и умер. Его никто не собирался усыплять - мы ухаживали за ним как могли - поили, делали клизмы, кормили пипеткой. Мама ставила его лоточек около кровати и всю ночь прислушивалась - как дышит, как вздыхает. Потом его не стало. И то, что я чувствую сейчас напомнило мне о том времени. Я думала забыла.
По телевизору показали девочку, которой подарили щенка из президентского питомника - я даже названия не знала этой породы. Щенок был черный, озорной, кусал девочку за колготки своей смешной маленькой пастью. Потом я и об этом случае забыла.
В итоге, когда пустота внутри стала невыносимой, решили взять кого-нибудь. И я вспомнила этого озорного щенка из репортажа. Маме мы ничего не сказали, стали искать - что, где, у кого, когда. Мне порекомендовали заводчицу, у которой собака должна была родить через несколько месяцев. Мы уже как-бы готовились, читали, что это за порода такая лабрадор. Заводчица сказала, что облом - собака не забеременела, щенков не будет. Я расплакалась и решила, что больше попыток взять животное я делать не буду. И мысленно поставила точку в этом вопросе. Но заводчица перезвонила и сказала, что ей привезли чудных щенков - их можно будет взять. Их родила другая собака, а ей отдали для продажи. И мы поехали. Я тогда еще жаловалась на свои страхи почти-супругу (поженились мы осенью, а на дворе был апрель) - вдруг я никому из собак не понравлюсь, вдруг ко мне никто не подойдет? Мы пришли и нас провели к загончику, в котором сидели четыре черненьких щенка. Они все приветливо махали хвостами, с интересом на нас смотрели... Щенки.... Ну какие же они все забавные ))))) Заводчица поняла, что я растерялась, сунула мне в руки "мальчика" - я его держу, он смотрит на меня, нюхает. Я на него смотрю... Потом она забирает малыша и сует мне в руки "девочку" - вот, посмотри, говорит, для сравнения, девочки меньше весят. И вот эта девочка дает мне понять, что я ей нравлюсь - она виляет хвостом, и кладет мне голову прямо на плечо - я растаяла в тот момент. Когда ее стали возвращать в загончик, она протестовала, и когда я к загончику подходила, она никому не давала подойти ближе, чем сама. Отпихивала всех. Мы, вообще-то, за кобелем приехали, но... Она решила за нас, я не могла игнорировать такие явные знаки. И взяли мы ее, и еще там была пара моментов - она поняла, что я ее беру. Когда я за ней приехала, она уже меня ждала, она вырывалась из рук заводчицы и ее дочери, причем аж с визгом. И тоже самое повторилось, когда мы ее привезли в заводчице на прививку - она не хотела от двери отходить (боялась что мы ее оставим? ) 
Есть какие-то особые моменты в истории отношений. И у меня с Боней (так мы ее назвали, по паспорту она Опра Мистик Дрим). Я помню, как она маленькая была совсем. Любила заползать на мои коленки, она тогда там помещалась. И на этих моих коленках лежала и грызла яблочные дольки (заводчица говорила, что ей можно иногда похрустеть дать).  Тогда-то я испытала что-то сродни материнскому чувству. Так все начиналось.  Продолжилось, как я уже написала, 11 годами любви, которую она нам дарила. В щенячестве она была хулиганка, любила миски переворачивать с водой или засунуть морду в миску с водой и потом мочит все вокруг своими брылями. Вытрешь, она опять морду в миску. Мы думали, она нарочно. Ей, наверное, тряпка нравилась. Еще до полугода, пока она не стала совсем слоником, ее нужно было носить на ручках с лестницы вниз - заводчица сказала для профилактики дисплазии. Сколько обуви мы выбросили по причине обгрызанности, зато все стали ставить обувь в шкаф,  а то к то не успел, того обувь и съели. Однажды, она сьела новогоднюю игрушку - мы не поняли, почему на елке висит только проволочка, а где фигурка? Упала? Почему осколков нет ... Ой мама, что мы тогда пережили. Но все обошлось - мы насыпали соль на корень языка, чтобы ее вырвало. Заводчица (тоже самая лучшая) - давала инструкции на многие случаи. По мере взросления она как-будто пыталась угадать, что ты хочешь от нее. Всматривалась. Родители мои, не смотря на потерю Фильки и зароки, влюбились в нее тоже. Папа мой вынянькивал с щенячества Фильку, без памяти полюбил и эту собаку. Уже год назад, она просилась погулять 10 раз на день - он ей не отказывал - сколько просилась, столько и гулял. Хотя она просто его использовала. Она только его так часто просила. Когда папа уезжал, она спокойно ходила 3 раза гулять.
Странно писать о ней в прошлом. Время пройдет и я привыкну. Лечение помогло ненадолго. Последние пару недель она очень плохо ходила, но до последнего ходила на улицу. Есть перестала уже тоже давно.Родители постелили в комнате газеты и уже не выводили ее на улицу по маленькому - водили на газетку. Переворачивали и помогали подняться, когда уже не могла сама. Ветеринара вызывали с надеждой на какую-нибудь поддерживающую терапию, типа витаминов или гормонов, но собачий доктор сказала, что надо усыплять. Она подробно рассказала, что еще немного, и собака будет задыхаться и если она не плачет, не значит, что ей не больно - лабрадоры молчаливы и так все переживают. Это и решило дело. Но до усыпления не дошло - она отошла сама. Как-то очень тихо и одномоментно. Вот только лежала спала, а уже не дышит. Завтра мы ее похороним на даче, где она с родителями проводила все летнее время. А я вспоминаю, как все начиналось, какая она была, думаю о том, что нельзя в двух словах описать сущность и характер. Ведь в пределах породы нет двух одинаковых собак. И за что нам досталась именно эта, самая добрая и самая ласковая, умная, трогательная. Нам хочется думать, что ей с  нами было хотя бы комфортно.





Есть и еще щемящее чувство. В этих полных любви глазах. Когда-то на работе был у нас кот. Когда появилась маленькая Боня, я в ее глазах видела какой-то намек... Я тогда не смогла это чувство описать, а себе сказала, что как будто тот кот наш. Не знаю как устроено мироздание, мы можем только гадать. Не часто ловишь взгляд "с той стороны". И как будто его узнаешь. Или он тебя. Это не переселение душ, это что-то нами, людьми, когда-то потерянное. Но какие-то струны, видно, чувствуют природу. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий